Bz. May 16th, 2021

Kateqoriya: SAĞLAMLIQ

Смотришь на рентген, а у пациента легких просто нет. Интервью с врачом пандемической больницы в Баку – Азербайджанские врачи без выходных и вдали от своей семьи продолжают вести борьбу с невидимым врагом, COVID-19, который ежедневно уносит жизни жителей нашей страны. Заведующая отделением анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии Центральной больницы нефтяников Гюляра Аббасова ровно три месяца не была дома. Живя в карантинном отеле, она работает ежедневно по 12 часов в сутки. К ней в больницу попадают самые тяжелые коронавирусные больные со всей республики. Media.Az побеседовала с врачом о попытках спасти задыхающихся пациентов, коварности коронавируса и отсутствии поддержки со стороны общества. Поговорить с ней удалось только поздно ночью – единственное время, когда Гюляра Аббасова смогла выделить нам несколько минут. – Расскажите, пожалуйста, как долго вы работаете больнице Нефтяников? Закончив медицинский университет в 2001 году, я трудоустроилась в родильный дом №1 города Сумгайыт, где проработала в течение девяти лет анестезиологом-реаниматологом. С 2008 года работаю больнице Нефтяников. Последние три года занимаю должность заведующей отделением анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии. – Ваша больница стала одной из самых первых, которая начала принимать больных с COVID-19. Расскажите, как все начиналось. – Действительно, наша больница одной из первых в стране стала работать в карантинном режиме. 26 марта мы стали опустошать ее, выписывая больных. В основном это были нефтяники на пенсии, платные больные тоже были. На тот момент у нас был всего один тяжелобольной пациент, подключенный к аппарату искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Мы его трансфером транспортировали в «Bakı Sağlamlıq Mərkəzi» («Бакинский оздоровительный центр»). В ночь с 26-27 мая первый больной с коронавирусом поступил к нам в реанимацию. Так, до сих пор, самые тяжелые больные поступают к нам. На данный момент в нашей больнице находятся порядка ста пациентов с COVID-19, в реанимации – 12 человек. У нас нет ни одного свободного места! – Расскажите о графике и условиях работы. – С 26 марта я не виделась с родными и близкими. Все эти месяцы живу в отеле Boulevard Hotel Baku, который стал карантинным. Работаю каждый день по 12 часов без выходных, потому что больные очень тяжелые, их много. Один дежурный врач просто не будет успевать. В обычные дни же у меня шестичасовой график – с девяти утра до четырех дня. Из-за нехватки кадров в отделении мы остались вдвоем с доктором Самирой Мамедовой. Бывает по двое суток проводим в реанимации без сна и отдыха. Фото: врач-реаниматолог Самира Мамедова Стараюсь каждый день разговаривать с семьей. Несколько раз видела свою 10-летнюю дочь – встреча происходила через стекло. Эти меры направлены на то, чтобы медработники не заражали своих близких. Вполне вероятно, что мы здесь все этим вирусом тоже переболели. И одно время у меня температура держалась, перенесла ее на ногах. – Тест на коронавирус не сдавали? – Нет! Во-первых, я себя плохо не чувствовала. Во-вторых, я должна быть здесь. Врачи пандемических больниц сдают тесты, если хотят пойти домой. Для этого нужно сдать тест, 14 дней сидеть в отеле на карантине, после сдать повторный тест. Если он будет отрицательным, то врач на какое-то время может пойти к семье. Но какой смысл из-за проведенных дома одного-двух дней тратить 14 дней на карантин впустую, если нужно помогать больным. – В каком состояний попадают пациенты с COVID-19? – В основном это острая дыхательная недостаточность. Простым языком – больные задыхаются. У них уровень кислорода (то есть сатурация) в крови очень низкий. В норме должно быть 100. Поступают, например, люди с сильнейшей одышкой, затрудненным дыханием, удушьем. Сатурация у них бывает в пределах 40- 60. При этом состоянии наблюдается гипоксия мозга. Как известно, для жизнедеятельности мозга в первую очередь нужен кислород, который транспортируется кровью. Кровь насыщается кислородом в легких благодаря системе газообмена. Из-за дыхательной недостаточности, вызванной коронавирусом, этого не происходит, и больные просто задыхаются. Чтобы не дать погибнуть мозгу, то есть предотвратить его гипоксию, эти больные должны обязательно интубироваться. Мы вводим эндотрахеальную трубку в трахею и подключаем их к аппарату искусственной вентиляции легких. С этого момента функцию легких берет на себя уже аппарат ИВЛ. Мы, врачи, полностью контролируем таких пациентов. Это – наша основная работа. Это не просто – подключил к аппарату и все. У каждого человека в зависимости от роста и веса свой дыхательный объем. Плюс медики обеспечивают жизнедеятельность организма. После того, как больной подключается к аппарату ИВЛ, его вводят в медикаментозную кому. Если больной будет в сознании, то его собственное дыхание будет сопротивляться аппарату, этого нельзя допустить. Состояние больных контролируется регулярными рентген-снимками. Результаты выходят просто ужасные. Бывает, снимаешь сегодня – состояние стабильное, снимаешь завтра – легких просто нет. Наблюдается фиброз легких. То есть легочная ткань замещается фиброзной тканью, плюс накладывается вирусная пневмония и острый респираторный дистресс-синдром (ОРДС). С этими больными нужно возиться: это кропотливая работа. Постараюсь описать. Больного нужно переворачивать на живот каждые 12 часов. Когда мы здоровы, то не обращаем внимание на наши движения. Мы опускаем и поднимаем руки – все это играет значение. А у полностью парализованных больных страдает дыхательная мускулатура. После того, как больной подключается к аппарату ИВЛ, все его жизнеобеспечение на себя берет медперсонал. Мы их кормим, купаем. Два раза в день производится санитарная обработка тела больного, его ротовой полости. – Что особенно вас впечатляет? – Каждый раз бывают очень тяжелые больные. Бывает, готовишь пациента к интубации, а его состояние резко ухудшается, и он просто погибает. Это, конечно, большое горе. Это всегда очень тяжело. – Это всегда пожилые люди? – Нет, не всегда. У нас скончалась 40-летняя молодая женщина. Причиной смерти стал именно коронавирус. У нее был ослабленный иммунитет, перед этим она похудела за месяц на 23 килограмма. Мы ничего не смогли сделать… Вся больница была в шоке. На всех это очень плохо подействовало. Действительно, здоровые люди с сильным иммунитетом переносят болезнь бессимптомно. Максимум могут наблюдаться небольшая температура, легкий кашель, потеря вкуса и обоняния. Огромную роль играет состояние иммунитета человека. Если он сильный, то будет сопротивляться болезни. В основном в реанимацию попадают люди с сопутствующими хроническими заболеваниями. Коронавирус в сочетании с сахарным диабетом приводит к плохим результатам. Диализные больные же, подхватив COVID-19, почти не выживают, потому что диализ сам по себе является очень сложной процедурой. – Чувствуется в вашей больнице нехватка медработников? – Причем очень большая. В основном не хватает реаниматологов. – Были среди сотрудников больницы те, которые заразились коронавирусом от пациентов? – Да конечно, это коснулось нескольких наших ценных специалистов. Они лежали в больнице, их уже выписали, сейчас они дома. Это происходило не только в нашей больнице. Очень много медработников погибло в нашей стране. Особенно это затронуло работников бригад Скорой помощи – врачей, водителей, медсестер. Только в Гяндже двое врачей погибло. В Баку тоже двое врачей Скорой помощи скончались. Все были в возрасте и с хроническими заболеваниями. Им было за 50 лет, и они страдали сахарным диабетом. – Почему сейчас так много зараженных? Накануне статистика перевалила за 500 подтвержденных случаев… – Сейчас у нас идет вторая волна, наблюдаем пик заболевания. Каждый день увеличивается число больных. Мы не знаем, у кого ухудшится состояние, а у кого нет. Мы не знаем, как болезнь проявится через две недели. А ведь всего-то нужно было соблюдать элементарные правила карантина – придерживаться социальной дистанции в полтора-два метра, в ресторанах между столиками выдерживать расстояние в два с половиной метра, носить медицинские маски, следить за гигиеной рук и избегать посещения мест с большим скоплением людей. Ведь вирус передается аэрозольными каплями. Даже при разговоре невидимые глазу микрочастицы распыляются на расстоянии метра. Вполне возможно заразиться в магазинах. – Многие не верят в существование коронавируса… – Да, наш народ не верит. Вы не представляете, скольких знакомых я заблокировала в соцсетях. Мне звонили и спрашивали, а на самом ли деле люди умирают от коронавируса. Я устала объяснять… Даже если предположить, что это чья-то грязная игра, то разве ради этого я бы оставила 10-летнего ребенка. Три месяца я не вижу дочь! Неужели эта игра стоила бы таких жертв!? Обидно, конечно, что труд медиков не ценят. Нас все только проклинают и ругают. Интересно получается, люди всю жизнь обвиняли врачей во взяточничестве и непрофессионализме, а теперь вся республика зависит от них. Врач-реаниматолог Наида Софиева

Elmi-Tədqiqat Ağciyər Xəstəlikləri İnstitutunun direktoru Professor Həqiqət Qədirova Tibb İşçilərinin Peşə Bayramı münasibəti ilə “Qafqaz-Media”İctimai Birliyinin “İbn Sina”diplomu ilə təltif olundu.

Elmi-Tədqiqat Ağciyər Xəstəlikləri İnstitutunun direktoru Professor Həqiqət Qədirova 17 iyun-Tibb İşçilərinin Peşə Bayramı münasibəti ilə “Qafqaz-Media”İctimai Birliyinin “İbn Sina”diplomu ilə…

Şamaxının icra başçısı karantinə alındı 1 Şamaxı Rayon İcra Hakimiyyəti əməkdaşları COVID-19 infeksiyasının qarşısının alınması tədbirləri çərçivəsində profilaktik qaydada testdən…